Дворянство Российской империи
Головиным и Мясоедовым, а также Грязновым, Карачаровым, Кареевым, кн. Мещерским, кн. Рюриковичам, Сипягиным, Струйским, Сушковым, Тютчевым, Яминским и многим другим благородным предкам моим посвящается.

При строгом следовании правилам, установленным Павлом I и Основными законами Российской империи

Теперь обсудим, как бы теоретически выглядело престолонаследие после марта 1917 г., если следовать строгому применению Основных законов. Как говорилось выше, подавляющее большинство тех или иных лиц, которым по простому применению первородства предполагалось бы передать трон, исключаются либо из-за их несоответствия ст. 64 (браки с разведёнными или развод[1] самого претендента), либо из-за женитьбы на неправославной (ст. 185), либо из-за неравнородного, т.е. морганатического, брака родителей (ст. 36 и 188). Отсутствие разрешения царствующего императора (согласно ст. 183) после марта 1917 г. рассматриваться уже не должно, ввиду отсутствия такого государственного органа[2].

(См. также генеалогическое древо, приложение 2).

Престолонаследие, версия Б

1896-1917           Николай II

1917-1918           Вел. Кн. Алексей Николаевич (Николай II мог отрекаться за себя, но не за несовершеннолетнего сына)

1918-1919           Вел. Кн. Борис Владимирович (кузен последнего императора; в 1919 г. женился на разведённой[3])

1919-1921           Вел. Кн. Андрей Владимирович (брат предыдущего; в 1921 г. женился на неправославной[4])

1921-1937           Вел. Кн. Дмитрий Павлович (кузен последнего императора; в 1937 г. развёлся[5]; его брак был морганатическим, что исключало его потомство из престолонаследия)

1937-1956           Кн. крови имп. Всеволод Иоаннович (четвероюродный брат царевича Алексея; в 1956 г. развёлся[6])

1956-1978           Кн. крови имп. Роман Петрович (троюродный брат последнего императора; его брак был морганатическим, что исключало его потомство из престолонаследия)

1978-1989           Кн. крови имп. Василий Александрович (троюродный брат последнего императора; на нём пресекается династия Гольштейн-Готторп-Романовых по мужской линии, исключая не могущих наследовать престол агнатов, и, согласно Акту о престолонаследии Павла I и Основным законам Российской империи, престолонаследие переходит впервые с издания Акта 1797 г. по женской линии)

 

Дальнейшее должно рассматриваться, опять же, строго согласно Основным законам Российской империи. Как написано выше, переход по женской линии регулируется ст. 30-35 Основных законов. Сначала выбирается старшая дочь последне-царствовавшего, далее её мужские, а потом – по исчерпанию всех новых агнатов – и женские потомки, потом следующая дочь и т.д., затем в роде старшего из детей Павла I ближняя родственница последне-царствовавшего из его мужских потомков и т.д. (см. выше в параграфе «Спорные вопросы и их разрешение»).

Соответственно, мы должны (согласно ст. 30 Основных законов) начать от последнего лица в списке выше, т.е. от Кн. крови имп. Василия Александровича, как виртуального последне-царствовавшего[7], и рассмотреть сначала его дочерей. Таким образом, непонятно, почему ряд авторов, нпрм., г-н Назаров, а также Высший монархический совет[8], считали Кнж. крови имп. Веру Константиновну (1906-2001) следующей за Василием Александровичем легитимной претенденткой и даже порой «императрицей». Кнж. крови имп. Вера Константиновна была, разумеется, одной из последних представительниц императорского дома, рождённых в равнородном браке, и одной из последних Княжон крови имп. (Кнж. крови имп. Екатерину Иоанновну, скончавшуюся через 6 лет после Кнж. крови имп. Веры Константиновны, они в расчёт не принимали, т.к. та была разведена). Вместе с тем, были ведь женщины, находившиеся ближе к Кн. крови имп. Василию Александровичу!

Единственная дочь Кн. крови имп. Василия Александровича, кнг. Марина Васильевна Романова, не могла бы наследовать отцу из-за морганатического брака её родителей (и потому что была разведена); то же касается потомства от её морганатических браков. Других дочерей у Князя крови имп. не было, так что ст. 30 неприменима.

Далее, согласно ст. 31 Основных законов, мы переходим в род старшего сына Павла I, но у Александра I потомства не осталось вообще. То же касается следующего сына Павла I, Вел. Кн. Константина Павловича. Следующая ветвь идёт от Николая I (как уже упоминалось выше, ошибка в понимании Основных законов, допущенная проф. Коркуновым и иными исследователями, роли, к счастью, не сыграла, и мы остаёмся в той же ветви), т.е. мы возвращаемся к тому же Кн. крови имп. Василию Александровичу и, за неимением нисходящих от него линий, переходим к ближайшей его родственнице по боковым линиям (или заступающим её место). В общем случае, мы должны были бы сразу перейти к его сестре (вторая степень родства), но здесь возникает небольшой парадокс: дело в том, что поскольку мать Кн. крови имп. Василия Александровича (сестра Николая II, Вел. Кнг. Ксения Александровна) тоже была по рождению членом императорской фамилии, сначала следует рассмотреть её саму и её потомство, ибо она родственница Кн. крови имп. Василия Александровича в первой степени родства! В 1989 г. её уже не было на свете, а что до пятерых её сыновей (старших братьев Кн. крови имп. Василия Александровича), решительно все их (многочисленные) браки были морганатическими, что исключает всё их потомство из престолонаследия. Так что, в любом случае, мы переходим к единственной сестре Кн. крови имп. Василия Александровича.

Кнж. крови имп. Ирина Александровна, в замужестве княгиня Юсупова, графиня Сумарокова-Эльстон, отреклась от своего права на престолонаследие (и в любом случае, умерла в 1970 г., т.е. ещё до 1989 г., а её потомство теряло все права из-за той же извечной причины – морганатический брак). Далее мы должны перейти к его единственной тёте со стороны отца, к сестре Вел. Кн. Александра Михайловича[9], Вел. Кнг. Анастасии Михайловне (1860-1922). Однако в идентичной степени родства, опять же, из-за родственного брака между родителями Кн. крови имп. Василия Александровича, находилась и ещё одна тётя, но со стороны матери, Вел. Кнг. Ольга Александровна, сестра Николая II (и если бы у неё было потомство от её первого, равнородного брака, было бы весьма затруднительно определить, кому именно между этими двумя тётями отдать приоритет[10]), но легитимного потомства у неё не было.

Вел. Кнг. Анастасия Михайловна – жена с 1879 г. принца Фридриха-Франца III, ставшего четыре года спустя Великим герцогом Мекленбург-Шверинским. Её линия и была первая по очерёдности в 1989 г. (а вовсе не девятая, вопреки написанному г-ном Назаровым, ибо этот автор ошибочно начинает линию престолонаследия от Николая II, а не от последнего жившего агната, соблюдавшего все условия). Согласно ст. 30-32 Основных законов, престолонаследие переходит затем к её сыну Фридриху‑Францу IV, последнему Великому герцогу Мекленбург-Шверинскому (1882-1945). Жена Великого герцога была неправославной, что помешало бы наследовать ему, но не их детям. Старший сын, принц Фридрих-Франц V[11] (1910-2001), был ещё жив в 1989 г., но унаследовать гипотетический российский престол после смерти Кн. крови имп. Василия Александровича никак не мог бы: он развёлся с женой в 1967 г. (хотя и вновь женился на ней в 1977 г.!), но в любом случае, она была неправославной. Их потомство, если бы и было, всё равно бы отпало: морганатический брак. Второй сын, возглавивший династию ещё при жизни своего брата‑нациста по решению семейного совета Мекленбургского дома, герцог Кристиан-Людвиг (1912-1996), женился, само собой, тоже не на православной, что лишало его права занять российский престол, но брак был, однако, равнородным, и посему его дочери (поскольку сыновей у герцога не было) и стали в 1989 г. согласно Основным законам Российской империи легитимными наследницами трона (но могли бы занять его лишь при условии, что обратятся в православие).

Откуда имеем следующий порядок наследования после последнего Романова-агната, рождённого в равнородном браке, Кн. крови имп. Василия Александровича (приводятся лишь те, кто ещё жив сегодня и соответствует всем критериям[12]; фамилии замужних женщин приводятся только для равнородных браков):

(См. также генеалогическое древо, приложения 2 и 3).

Престолонаследие, версия Б, продолжение

Потомство Вел. Кнг. Анастасии Михайловны

                Мекленбургский дом

1989-                    Герцогиня Доната Мекленбург-Шверинская (р. 1956) (брак морганатический, что исключает её потомство из престолонаследия)

Затем:

  1. Герцогиня Эдвина Мекленбург-Шверинская (р. 1960) (брак морганатический, что исключает её потомство из престолонаследия)

Шлезвиг-Голштинская ветвь Глюксбургского дома (отрасли Ольденбургского дома)

  1. Герцогиня Элизабет Шлезвиг-Гольштейн-Зондербург-Глюксбургская, в замужестве кнг. Изенбург-Бюдинген-Вахтерсбахская[13] (р. 1945)
  2. Герцогиня Ирен Шлезвиг-Гольштейн-Зондербург-Глюксбургская (р. 1946)
  3. Герцогиня Маргарета Шлезвиг-Гольштейн-Зондербург-Глюксбургская (р. 1948)
  4. Герцогиня Сибилла Шлезвиг-Гольштейн-Зондербург-Глюксбургская (р. 1955) (брак морганатический, что исключает её потомство из престолонаследия)

Датская ветвь Глюксбургского дома (отрасли Ольденбургского дома)

  1. Королева Маргрете II Датская[14] (р. 1940) (брак морганатический, что исключает её потомство из российского престолонаследия)
  2. Принцесса Бенедикта Датская, в замужестве кнг. Сайн-Витгенштейн-Берлебургская (р. 1944)

Сайн-Витгенштейн-Берлебургская ветвь дома Спонхеймов

  1. Кн. Густав Сайн-Витгенштейн-Берлебургский (р. 1969)
  2. Принцесса Натали Сайн-Витгенштейн-Берлебургская (р. 1975) (брак морганатический, что исключает её потомство из российского престолонаследия)

Датская ветвь Глюксбургского дома (отрасли Ольденбургского дома)

  1. Принцесса Анна-Мария Датская, в замужестве королева Греции (р. 1946)

Греческая ветвь Глюксбургского дома (отрасли Ольденбургского дома)

  1. Принц Павел Греческий и Датский (р. 1967) (брак морганатический, что исключает его потомство из российского престолонаследия)
  2. Принц Николай Греческий и Датский (р. 1969) (брак морганатический, что исключает его потенциальное потомство из российского престолонаследия)
  3. Принц Филипп Греческий и Датский (р. 1986) (брак[15] морганатический, что исключает его потенциальное потомство из российского престолонаследия)
  4. Принцесса Алексия Греческая и Датская (р. 1965) (брак морганатический, что исключает её потомство из российского престолонаследия)
  5. Принцесса Феодора Греческая и Датская (р. 1983)

Дом Гогенцоллернов[16]

  1. Принц Карл-Фридрих Прусский (р. 2013)
  2. Принц Луи-Фердинанд Прусский (р. 2013)
  3. Принц Генрих Прусский (р. 2016)
  4. Принцесса Эмма-Мария Прусская (р. 2015)
  5. Принцесса Корнелия-Цецилия Прусская (р. 1978)

Ольденбургский дом

  1. Герцогиня Рикса Ольденбургская (р. 1970) (брак морганатический, что исключает её потомство из российского престолонаследия)
  2. Герцогиня Бибиана Ольденбургская (р. 1974) (брак морганатический, что исключает её потомство из российского престолонаследия)

(Далее, после этого потомства Вел. Кнг. Анастасии Михайловны, за неимением в 1989 г. дочерей (и их приемлемого потомства) у её братьев, должно идти оное Вел. Кнг. Марии Александровны, дочери Александра II, затем потомство Вел. Кнг. Марии Николаевны, дочери Николая I, от её первого брака (кн. Романовские, герцоги Лейхтенбергские и их потомки), затем потомство Вел. Кнг. Елены Владимировны, затем потомство Вел. Кнг. Ольги Константиновны, потомство Вел. Кнг. Веры Константиновны и т.д.; если делать полный список живущих на сегодня лиц, могущих легитимно претендовать на гипотетический российский престол, то их число дойдёт, вероятно, до сотни).

 

Именно так выглядело бы престолонаследие после 1917, если максимально строго следовать установленным Павлом I правилам.

 

Ради всестороннего изучения вопроса, проанализируем, как обещалось выше, и немного изменённую версию предыдущей таблицы. Если следовать подходу сенатора Корево, допущению приват-доцента Зызыкина и мнению г-на Шайряна (см. сноску выше) и не отвергать лиц, женатых на неправославных, порядок в общих чертах остаётся тем же, что и в таблице Б, и как читатель может легко констатировать, отличий немного: добавляются шесть лиц, которые иначе теряли право на престол из-за брака на неправославной (в ряде случаев, когда комментарии к таблице те же, что в версии Б, их нет смысла повторять):

 (См. также генеалогическое древо, приложения 2 и 3).

Престолонаследие, версия В

1896-1917           Николай II

1917-1918           Вел. Кн. Алексей Николаевич

1918-1919           Вел. Кн. Борис Владимирович

1919-1921           Вел. Кн. Андрей Владимирович

1921-1937           Вел. Кн. Дмитрий Павлович

1937-1956           Кн. крови имп. Всеволод Иоаннович

1956-1978           Кн. крови имп. Роман Петрович

1978-1989           Кн. крови имп. Василий Александрович

Потомство Вел. Кнг. Анастасии Михайловны

                Мекленбургский дом

1989-1996           Герцог Кристиан-Людвиг Мекленбург-Шверинский (внук Вел. Кнг. Анастасии Михайловны)

1996-                    Герцогиня Доната Мекленбург-Шверинская (р. 1956)

Затем:

  1. Герцогиня Эдвина Мекленбург-Шверинская (р. 1960)

Шлезвиг-Голштинская ветвь Глюксбургского дома (отрасли Ольденбургского дома)

  1. Герцогиня Элизабет Шлезвиг-Гольштейн-Зондербург-Глюксбургская, в замужестве кнг. Изенбург-Бюдинген-Вахтерсбахская (р. 1945)

Изенбургский дом

  1. Кн. Йохан Изенбург-Бюдинген-Вахтерсбахский (р. 1976) (брак морганатический, что исключает его потомство из престолонаследия)
  2. Кн. Людвиг Изенбург-Бюдинген-Вахтерсбахский (р. 1979) (брак морганатический, что исключает его потомство из престолонаследия)

Шлезвиг-Голштинская ветвь Глюксбургского дома (отрасли Ольденбургского дома)

  1. Герцогиня Ирен Шлезвиг-Гольштейн-Зондербург-Глюксбургская (р. 1946)
  2. Герцогиня Маргарета Шлезвиг-Гольштейн-Зондербург-Глюксбургская (р. 1948)
  3. Герцогиня Сибилла Шлезвиг-Гольштейн-Зондербург-Глюксбургская (р. 1955) (брак морганатический, что исключает её потомство из престолонаследия)

Датская ветвь Глюксбургского дома (отрасли Ольденбургского дома)

  1. Королева Маргрете II Датская (р. 1940)
  2. Принцесса Бенедикта Датская, в замужестве кнг. Сайн-Витгенштейн-Берлебургская (р. 1944)

Сайн-Витгенштейн-Берлебургская ветвь дома Спонхеймов

  1. Кн. Густав Сайн-Витгенштейн-Берлебургский (р. 1969)
  2. Принцесса Натали Сайн-Витгенштейн-Берлебургская (р. 1975)

Датская ветвь Глюксбургского дома (отрасли Ольденбургского дома)

  1. Принцесса Анна-Мария Датская, в замужестве королева Греции (р. 1946)

Греческая ветвь Глюксбургского дома (отрасли Ольденбургского дома)

  1. Принц Павел Греческий и Датский (р. 1967)
  2. Принц Николай Греческий и Датский (р. 1969)
  3. Принц Филипп Греческий и Датский (р. 1986)
  4. Принцесса Алексия Греческая и Датская (р. 1965)
  5. Принцесса Феодора Греческая и Датская (р. 1983)

Датская ветвь Глюксбургского дома (отрасли Ольденбургского дома)

  1. Принц Ингольф Датский (граф Ингольф Розенборгский) (р. 1940)

Дом Гогенцоллернов

  1. Принц Георг-Фридрих Прусский[17] (р. 1976)
  2. Принц Карл-Фридрих Прусский (р. 2013)
  3. Принц Луи-Фердинанд Прусский (р. 2013)
  4. Принц Генрих Прусский (р. 2016)
  5. Принцесса Эмма-Мария Прусская (р. 2015)
  6. Принцесса Корнелия-Цецилия Прусская (р. 1978)

Ольденбургский дом

  1. Герцог Пауль-Владимир Ольденбургский (р. 1969)
  2. Герцогиня Рикса Ольденбургская (р. 1970)
  3. Герцогиня Бибиана Ольденбургская (р. 1974)

(Затем идут лица, о которых идёт речь в конце таблицы Б, в других женских линиях)

 

Как бы то ни было, в обоих случаях Б и В (в соответствии с той или иной трактовкой ст. 185), как нетрудно заметить, с переходом престолонаследия в 1989 г. по женской линии, престол перешёл бы к нерусскоязычным иноверным иностранцам (пусть и обращавшимся в православие для восхождения на престол), что вряд ли было бы легко принято сегодня общественным мнением.

Кроме того, за более чем сто лет, прошедших с момента свержения монархии в России, мир сильно изменился. Если на тот момент республик в мире было крайне мало (в Европе лишь четыре: Франция, Швейцария, Португалия и Сан-Марино, за пределами Европы – США и различные страны Латинской Америки), то сегодня, наоборот, монархии стали редки (и почти все они, с точки зрения русского менталитета царских времён, более-менее декоративны: подавляющее большинство монархов не обладают более какой-либо реальной властью). Причём почти во всех из них традиционные правила престолонаследия были отменены[18] – почти всюду стали легко наследовать женщины (даже при наличии младших братьев), стали приемлемы браки даже с «простолюдинами» или с разведёнными, и проч.

Трудно (да и бессмысленно), конечно, выдумывать параллельную историю, но, скорее всего, Россия вряд ли придерживалась бы сегодня всех принципов Павла I «как есть», без изменений, прежде всего в том, что касается требования равнородных браков, которое:

а) было включено при Александре I в 1820 г. и не содержалось в изначальных принципах Павла I,

б) вообще было нехарактерно и нетрадиционно для российского государственного права[19],

в) ещё до свержения монархии трещало по всем швам (последние императоры вынуждены были согласиться на многочисленные морганатические браки членов императорского дома в обмен на отказ от престолонаследия; а многие из членов дома Романовых заключили такие браки даже без разрешения императора – вплоть до родного брата[20] последнего монарха!),

г) никем из агнатов не соблюдалось уже после 1917 г.

И поэтому интересно, конечно, посмотреть, как бы переходил престол, если бы после 1917 применялись все принципы Основных законов, кроме требования равнородности браков.

 

Читать дальше              Вернуться в начало              PDF версия

 


[1] Уточним, что само по себе расторжение брака НЕ запрещалось членам императорской фамилии, но оно должно было происходить «по точной силе церковных узаконений и по определённым в оных причинах», согласно определённой процедуре – «по положению Святейшего Синода, с утверждения Императора», а новый брак разрешался только если «по причинам расторжения брака предшествующего, сие непротивно правилам Церкви» (см. ст. 194-196 Основных законов). На тот момент единственной причиной, признаваемой Церковью уважительной для развода, была супружеская измена другой стороны. Поэтому всюду в настоящей статье, в случае разводов и браков с разведёнными, не имея возможности разбираться в каждом конкретном случае, почему происходили эти разводы и было ли расторжение брака (или предыдущего брака) признано православной Церковью приемлемым, автор вынужден считать все разводы произошедшими по обоюдному согласию (а не из‑за измены супруга), а значит, для православной Церкви на тот момент неприемлемыми. Понятно, что если бы шла речь не о реконструкции, а о реальном престолонаследии, в каких-то редчайших случаях женатые на разведённых или разведённые и женатые во второй раз, если это происходило с согласия Церкви, могли бы взойти на престол.

[2] Некоторые из членов дома Романовых в эмиграции испрашивали, однако, разрешения на свои браки у Вел. Кн. Кирилла Владимировича, признавая его императором; понятно, что это лишь их личное мнение как частных лиц и царствующим императором ни de jure, ни de facto Вел. Кн. Кирилл Владимирович отнюдь не был. Добавим, что несколько комично было с их стороны испрашивать разрешения на женитьбу у того, кто сам женился, прямо нарушив и запрет на брак царствующего императора Николая II, и своё обещание.

[3] Если бы он не сделал этого, то правил бы до своей смерти в 1943 г. Разумеется, в том теоретическом случае, если бы прихода к власти большевиков не произошло, а годы жизни всех упомянутых лиц были бы теми же, очевидно, что либо такого брака «Императора Бориса I» не было бы, либо он бы организовал внесение изменений в правила престолонаследия, дабы получить возможность заключения такого брака (что было бы всё же маловероятно, учитывая роль и влияние Церкви в России в то время).

[4] Так же, как и в случае с его старшим братом: если бы этого брака не было, он правил бы до своей смерти в 1956 г. Как и в случае с его братом Вел. Кн. Борисом Владимировичем, понятно, что гипотетический «Император Андрей I» не позволил бы себе такого брака, либо, опять же, пошёл бы на изменение правил престолонаследия (что было бы маловероятно).

[5] Если бы он не сделал этого, то правил бы до своей смерти в 1942 г. Как и в предыдущих случаях, можно себе представить, что «Император Дмитрий I» не разводился бы или мог бы попробовать изменить правила престолонаследия.

[6] То же самое, если бы он не сделал этого, то правил бы до своей смерти в 1973 г. Как и в предыдущих случаях, можно полагать, что «Император Всеволод I» не разводился бы или попробовал бы изменить правила престолонаследия.

[7] В Основных законах в разных статьях определено: «в женском поколении последне-царствовавшего, как ближайшем к Престолу», «ближняя родственница последне-царствовавшего» и т.д. Логика этих статей совершенно прозрачна и понятна, и потому не вполне ясно, почему многие исследователи вопроса (нпрм., г‑н Назаров) предполагают «начинать с рассмотрения линий сестёр последнего Государя Николая II» (Назаров 2004: 200). Вероятно, они машинально исходят от Николая II, сходу понимая выражение «последне‑царствовавший» буквально, но это очевидная логическая ошибка: производя, как мы это делаем здесь, реконструкцию предполагаемого (виртуального) престолонаследия после 1917 г., мы должны рассматривать каждый переход строго по Основным законам, исходя из ситуации на момент каждого конкретного перехода, т.е. рассматривая поочерёдно каждое предыдущее лицо как последне-царствовавшее (пусть и чисто теоретически), поскольку именно такова логика установленного Павлом I порядка – сколь возможно, избегать передачи трона слишком далеко от предыдущего монарха.

[8] Поначалу основная зарубежная монархическая структура, созданная в 1921 г. и, кажется, действующая поныне.

[9] Именно сначала к ней, а не к кузинам Кн. крови имп. Василия Александровича, дочерям братьев его отца Вел. Кн. Александра Михайловича, ибо в генеалогии степени родства считаются, поднимаясь по восходящей линии к общему предку, потом спускаясь по нисходящей… Но забегая вперёд, сразу скажем, что дяди Кн. крови имп. Василия Александровича, Вел. Князья Николай, Сергей и Алексей Михайловичи, потомства вовсе не оставили; брак Вел. Кн. Михаила Михайловича был неразрешённым и морганатическим; остаётся Вел. Кн. Георгий Михайлович, у которого брак был безупречен с точки зрения действовавшего на тот момент законодательства. Но обе его дочери, Княжны крови имп. Нина и Ксения Георгиевны, умерли до 1989 г. и обе вышли замуж морганатическим браком, что лишало прав на престолонаследие и их потомство.

[10] Видимо, всё же, первой – в силу приоритета мужской линии перед женской, по аналогии.

[11] Убеждённый нацист, член НСДАП и эсэсовец (!).

[12] Большинство из этих лиц не исповедует православие, но, согласно Основным законам, для наследования престола им достаточно принять православие (см. ст. 35), при условии соблюдения остальных правил. В таблице не приводятся лица, имевшие право на наследование престола в какой-то момент после 1989 г., но потерявшие затем это право, женившись на неправославной или разведясь и т.п., насколько эти данные могли быть найдены автором. Т.е. никто из потенциальных наследников гипотетического престола точно не был забыт, но нет полной гарантии, что все лица, которые приведены в списке, безоговорочно всё ещё выполняют все требуемые условия: это предстояло бы проверять для каждого из них, если бы вдруг до них дошла очередь.

[13] Её муж из медиатизированного рода и, соответственно, брак не был морганатическим, то есть потомство могло бы унаследовать трон. Но оба её сына женились, очевидно, не на православных, чем исключили себя из российского престолонаследия. Их браки к тому же морганатические, что отсекает и их потомство.

[14] Могла бы теоретически унаследовать российский престол, при условия принятия православия и обязательного отказа от датского трона (см. ст. 35 Основных законов), ибо оный требует исповедания лютеранства. Это, конечно, крайне маловероятно.

[15] В настоящий момент принц Филипп Греческий и Датский женат лишь гражданским браком, религиозная церемония была перенесена по причине пандемии; если его избранница не примет православие до заключения церковного брака, принц потеряет право на российский престол.

[16] Все лица под номерами 16-22 – потомки Вел. Кн. Кирилла Владимировича, т.е. если признавать право Николая II на исключение потомства Вел. Кн. Кирилла Владимировича (см. параграф «Спорные вопросы и их разрешение» выше), они не могут унаследовать гипотетический российский престол и не должны фигурировать в этом списке. Как уже говорилось выше, автор полагает, что император не мог лишать кого-либо права на престолонаследие (члены императорского дома могут лишь сами себя лишить этого права своим отречением или своими нарушениями тех или иных правил). Опять же, считая (как делает и автор, см. сноску выше), что заключение неразрешённого брака исключало из престолонаследия не только детей, но и всё потомство от такого брака, некоторые полагают, что лица 16-22 в списке не могут наследовать в силу своего происхождения от неразрешённого брака; но напомним, что они тут стоят вовсе не в качестве потомков Кнж. крови имп. Киры Кирилловны, а в качестве потомков её мужа, принца Луи-Фердинанда Прусского, внука Вел. Кнг. Анастасии Михайловны.

[17] Идёт речь о нынешнем претенденте на трон королевства Пруссии и Германской империи.

[18] Видимо, из суверенных стран сегодня только Япония придерживается ещё традиционных принципов.

[19] До Петра I династические браки с иностранными принцами/принцессами изредка заключались, но довольно давно, ещё при Рюриковичах.

[20] Вел. Кн. Михаил Александрович, брат Николая II.

Комментарии
© 2011-2021 Лео Головин / Léo Golovine — Все права защищены / Tous droits réservés / All rights reserved