Дворянство Российской империи
Головиным и Мясоедовым, а также Грязновым, Карачаровым, Кареевым, кн. Мещерским, кн. Рюриковичам, Сипягиным, Струйским, Сушковым, Тютчевым, Яминским и многим другим благородным предкам моим посвящается.

Заключение

Как упоминалось выше, с 2007 г. (кончина в Монтевидео Кнж. крови имп. Екатерины Иоанновны, в замужестве итальянской маркизы Фараче ди Виллафореста), строго говоря, императорского дома Гольштейн-Готторп-Романовых в России больше нет.

Строгое применение Основных законов приводит к тупику, поскольку потенциальный престол перешёл бы к лицам, чьё единение с Россией, мягко говоря, не очевидно.

Есть самопровозглашённые претенденты, но, согласно Основным законам, оба они не могут наследовать престол. Виной тому прежде всего – поступок Вел. Кн. Кирилла Владимировича, пошедшего на многочисленные нарушения Основных законов Российской империи[1].

Как уже упоминалось во введении к статье, зачастую русские монархисты отрицают права Кирилловичей на престол не столько по юридическим, сколько по политическим причинам[2]. Поэтому многие из них поддерживают других претендентов (в том числе таких, кто сам никогда не претендовал на трон), как из числа потомков Гольштейн-Готторп-Романовых (из «Объединения Членов Семьи Романовых»), так и за пределами этого дома, в том числе рассматриваются югославские, греческие, болгарские кандидаты, а кое-кто прочит в императоры даже англичанина принца Майкла Кентского[3] (р. 1942 г.).

 

Неясно, насколько желательна была бы реставрация монархии в сегодняшней России; вероятно, время ушло, и мир настолько изменился, что монархия уже не соответствует современным чаяниям и предпочтениям. Но если всё же реставрация когда-либо произойдёт, она должна осуществиться законно и с учётом Основных законов Российской империи, иначе горе зданию, построенному на непрочном фундаменте! Автор выражает надежду, что эта статья поможет тогда в понимании точной ситуации тем, кто не был знаком с Основными законами в области престолонаследия или не вполне верно их понимал.

 

Брюссель, август-октябрь 2021

 

Вернуться в начало              PDF версия

 


[1] Хотелось бы, однако, выразить тут простое человеческое восхищение его непростым выбором: Вел. Кн. Кирилл Владимирович предпочёл любовь своей верности гражданским законам, установлениям православной Церкви, «Учреждению о Императорской Фамилии» и прямому обещанию, данному им Николаю II. Любовь победила все условности и все институты; это, конечно, прекрасная тема для голливудского фильма, но для монархического движения в России этот удар оказался смертельным.

[2] Проблема с Кирилловичами не только юридическая (о чём было подробно написано в этой статье), а ещё и морально-политическая. Прапрадед Георгия Михайловича Романова, принца Прусского, – последний германский император Вильгельм II, чья вина в развязывании Первой мировой войны общеизвестна (разумеется, не единоличная). И если закрыть глаза на многочисленные нарушения Основных законов Российской империи со стороны Кирилловичей и признать их права на престол, то в случае воцарения принца Георгия Прусского на российском престоле утвердилась бы новая династия – прусская династия Гогенцоллернов. Кирилловичи на это отвечают, что брачный договор родителей Георгия Михайловича Романова предусматривал, что их потомство сохранит династическую фамилию Романовых, – но это, разумеется, сугубо частный документ, и как ни называй Георгия Михайловича, если б он когда-нибудь взошёл на российский трон, в России начала бы править династия Гогенцоллернов, пусть бы даже эту ветвь прозвали, например, Гогенцоллернами-Романовыми, как это было проделано с Гольштейн-Готторп-Романовыми после смерти в конце 1761 г. (в начале 1762 г. по новому стилю) последней настоящей Романовой, императрицы Елизаветы Петровны.

[3] Его бабушкой была Вел. Кнг. Елена Владимировна (1882-1957), принцесса Греческая и Датская, сестра Вел. Кн. Кирилла Владимировича, о котором так много говорилось в этой статье.

Комментарии
© 2011-2021 Лео Головин / Léo Golovine — Все права защищены / Tous droits réservés / All rights reserved