Дворянство Российской империи
Головиным и Мясоедовым, а также Грязновым, Карачаровым, Кареевым, кн. Мещерским, кн. Рюриковичам, Сипягиным, Струйским, Сушковым, Тютчевым, Яминским и многим другим благородным предкам моим посвящается.

V. Как можно выйти из тупика при желании реставрировать монархию

Как легко увидеть из приведённых таблиц, бесспорного преемника престола Российской империи сегодня нет.

Как указано выше, есть два самопровозглашённых претендента на гипотетический престол, кнг. Мария Владимировна Романова и принц Лейнингенский, оба из ветви Кирилловичей, но они оба не могут претендовать на трон при точном следовании Основным законам.

При этом строгое применение Основных законов привело бы к кандидатам, которые с национальной, культурной и религиозной точек зрения довольно плохо были бы приняты сегодня русским народом, которого они не знают и не понимают, на языке которого не говорят. Но они никогда и не претендовали на российский престол, и, скорее всего, были бы удивлены, узнав, что могут на него легитимно претендовать. Конечно, в России в XVIII веке иногда правили иностранцы, но после Екатерины II (умершей в 1796 г., больше двух веков назад) никогда не было такого, чтобы император родился за пределами России, не знал русского языка и не был воспитан с детства в православии.

Учитывая этот очевидный тупик, вот уже много лет как русские монархисты расколоты между:

кирилловцами[1], т.е. теми, кто поддерживает претензии Кирилловичей (причём они делятся с недавнего времени между приверженцами кнг. Марии Владимировны Романовой и сторонниками принца Лейнингенского, и трудно сказать, какое соотношение между ними),

соборниками, а именно теми, кто считает, что страна находится в том же состоянии смуты, что и перед 1613 г., из чего следует необходимость поэтому созвать такой же Земский Собор, где и выбрать императора (будь то среди Романовых или из другой семьи),

непредрешенцами[2], которые вообще считают, что вопрос о возможной реставрации монархии и о последующем выборе императора (если потребуется) должен решаться всенародным голосованием.

 

Учитывая безусловное отсутствие прав на гипотетический престол у обоих самопровозглашённых претендентов и понимая, что бесспорного и всеми признанного претендента на российский трон нет, автор полагает, что выходов из этого тупика (при наличии желания реставрировать монархию) может быть только два, причём выходов очень разных с политической и философской точек зрения:

1) созвать и вправду некий Земский Собор, в ходе которого либо выбрать кого-либо из Романовых (включая даже и кнг. Марию Владимировну Романову, если на то будет воля большинства!), либо вообще сменить династию (например, осталось немало ещё князей из дома Рюриковичей, а также из дома Гедиминовичей, те же кн. Голицыны), после чего в рамках действующей конституции[3] сменить государственный строй и путём референдума утвердить изменения конституции и решение этого Земского Собора (т.е. в этом случае всё произошедшее за последние 104 года считается законным и утверждённым, а переход к прежней форме правления происходит согласно нынешним конституционным механизмам),

2) виртуально вернуться с юридической точки зрения в день 2 марта 1917 г., т.е. ввести в действие законодательство, существовавшее на тот момент[4], констатировать, что согласно правилам, содержащимся в Основных законах, наследовать должна Герцогиня Доната Мекленбург-Шверинская, попросить её (или после неё других лиц, по списку выше) обратиться в православие и хотя бы временно занять престол, параллельно назначить членов Государственного Совета и избрать новую Государственную Думу (причём согласно правилам, действовавшим в 1917 г.), после чего уже не составило бы труда сменить правила престолонаследия[5], согласно ст. 7, 86 и 94 Основных законов:

7. Государь Император осуществляет законодательную власть в единении с Государственным Советом и Государственною Думою.

86. Никакой новый закон не может последовать без одобрения Государственного Совета и Государственной Думы и восприять силу без утверждения Государя Императора.

94. Закон не может быть отменён иначе, как только силою закона. Посему, доколе новым законом положительно не отменён закон существующий, он сохраняет полную свою силу.

(Ст. 87, позволяющая в чрезвычайных обстоятельствах обходиться без Думы, в данном случае не подходит, т.к., согласно этой статье, принятые таким образом законы не могут изменять Основные законы).

Первый путь технически намного проще; второй – более безупречен с нравственной точки зрения. Понятно, что оба они непросты и относительно иллюзорны, но всё же осуществимы – было бы такое желание, т.е. политическая воля.

 

Читать дальше              Вернуться в начало              PDF версия

 


[1] Некоторые называют их «легитимистами», но это совершенно некорректный термин, поскольку легитимными претендентами Кирилловичи как раз не являются.

[2] Непредрешенцы появились ещё на самом первом съезде монархистов, который состоялся в 1921 г. в Рейхенгалле (Бавария).

[3] Которая ныне совершенно не соблюдается, но это уже другой вопрос.

[4] Что весьма сложно юридически, поскольку при этом нужно ещё эксплицитно перечислить, какие нормы права, принятые в 1917-2021 гг. необходимо оставить в силе – ведь они породили миллиарды последствий, состояний, прав собственности и проч., которые уже технически невозможно было бы считать ничтожными.

[5] Но для этого надо как минимум договориться о том, кого мы хотим видеть затем в качестве главы государства – т.е. проблематика в результате примерно та же, что и в случае Земского Собора!

Комментарии
© 2011-2021 Лео Головин / Léo Golovine — Все права защищены / Tous droits réservés / All rights reserved