Дворянство Российской империи
Головиным и Мясоедовым, а также Грязновым, Карачаровым, Кареевым, кн. Мещерским, кн. Рюриковичам, Сипягиным, Струйским, Сушковым, Тютчевым, Яминским и многим другим благородным предкам моим посвящается.

Если бы в 1917 г. было отменено требование равнородности браков и только оно

Многие авторы, констатируя, что именно исключение из престолонаследия потомков морганатических браков приводит к тому, что сегодня среди агнатов Романовых нет приемлемого претендента на потенциальный престол, считают, что необходимо ослабить требование к равнородным бракам[1]. Так, г‑н Назаров задавался риторическим вопросом: «Не предпочтительнее ли для духовного смысла русской православной монархии русский потомок Романовых, женатый неравнородным, но православным браком, перед не говорящим по-русски иностранцем, женатым равнородным браком на неправославной, разведённой, и т.п.?» (Назаров 2004: 323)[2].

Г-н Алексеев вообще почему-то полагает, что потомство от морганатических браков уже сейчас может унаследовать трон, но только после исчерпания всего «легитимного» потомства Павла I: «Только при пресечении всех потомков от женских представителей Российского Императорского Дома, в случае ли естественной смерти или заключения откровенно морганатического брака, можно говорить о переходе прав на Престол к потомкам от морганатических браков Российских Императоров, в первую очередь к Князьям Романовским-Ильинским (потомки Великого Князя Дмитрия Павловича) и Светлейшим князьям Юрьевским (потомки Императора Александра II). После них к прочим мужским потомкам поколений Дома Романовых. Только когда и данные линии пресекутся, можно будет говорить об избрании НОВОЙ Династии для России, никак не связанной с Домом Романовых. До этого же момента данная идея представляет собой чистой воды клятвопреступление и политическую авантюру» (Алексеев 2012: 130). Разумеется, тут проявляются взгляды самого автора, но эта позиция совершенно противоречит Основным законам, которые в их состоянии на 1917 вообще категорически не допускают наследования трона потомками от морганатических браков ни при каких условиях (ст. 36). Т.е. после исчерпания всего потомства Павла I от равнородных браков, по букве закона, династия прекращает своё существование (а престол переходит в другую династию по женской линии), и морганатические потомки Романовых не имеют никакого преимущества, что бы ни говорил г-н Алексеев.

Добавим, что г-н Алексеев замечает при этом: «Очевидно, что нединастические браки возможны и статьи о равнородности браков могут быть пересмотрены, но это решение может быть принято только Царствующим Императором и только после восстановления монархии в России. Ни Земский Собор, ни какой-либо другой форум или человек, насколько бы он ни был представителен, не могут легитимировать потомков от морганатических браков в ущерб потомкам от браков с представителями Царственных и Владетельных Домов. Это однозначно противоречит монархическим нормам и традициям Российской Монархии» (Алексеев 2012: 57). (На самом деле, не совсем так: теоретически, вполне можно себе представить конституционный переход к монархическому строю с одновременным решением о выборе того или иного лица в качестве монарха, без соблюдения Основных законов несуществующей больше империи, см. ниже; но, конечно, для многих монархистов это было бы менее приемлемо с моральной точки зрения. Однако это не значит, что такого прагматического сценария быть не может). Тот же автор говорит про Основные законы: «Можно утверждать, что они чрезмерно строги и бескомпромиссны, но отменить действие отдельных статей или законов Российской Империи в целом может только новый Монарх России, при том, что он будет действительно законным Наследником прежних Императоров» (Алексеев 2012: 119). Это, безусловно, так, но при условии, что мы захотели бы обязательно вернуться юридически в день 2 марта 1917 г. и обеспечить полновесную юридическую преемственность между прежней и новой монархиями, что далеко не так просто (см. ниже).

Но для понимания того, к каким бы мы тогда пришли результатам, представим теперь, что уже с момента свержения монархии потомство от морганатических браков оказалось бы вдруг приемлемо в качестве претендентов на престол (но при условии, что все остальные критерии Основных законов соблюдены).

 

Вот как бы выглядело тогда престолонаследие после марта 1917 г. (автор не повторяет комментарии, которые уже содержались в предыдущих таблицах):

(См. также генеалогическое древо, приложение 1).

Престолонаследие, версия Г

1896-1917           Николай II

1917-1918           Вел. Кн. Алексей Николаевич

1918-1919           Вел. Кн. Борис Владимирович

1919-1921           Вел. Кн. Андрей Владимирович

1921-1937           Вел. Кн. Дмитрий Павлович

1937-1949           Кн. Павел Дмитриевич Р. Ильинский (сын предыдущего; в 1949 г. женился на неправославной)

1949-1956           Кн. крови имп. Всеволод Иоаннович

1956-1978           Кн. крови имп. Роман Петрович

1978-2014           Кн. Николай Романович Романов[3] (сын предыдущего)

2014-2016           Кн. Димитрий Романович Романов[4] (брат предыдущего; после его смерти соответствующих законам агнатов больше не остаётся и происходит переход по женской линии)

2016-                    Кнж. Наталья Николаевна Романова, в замужестве Консоло (р. 1952) (дочь кн. Николая Романовича Романова)

Затем:

  1. Франческо Скардамалья (р. 1999) (внук предыдущей)
  2. Габриэле Скардамалья (р. 2000) (брат предыдущего)
  3. Кнж. Елизавета Николаевна Романова, в замужестве Боначини (р. 1956) (дочь кн. Николая Романовича Романова)
  4. София Боначини (р. 1987) (дочь предыдущей)
  5. Баронесса Элизабет фон Вальдштаттен (р. 1944) (внучка Вел. Кн. Петра Николаевича)

(и т.д.)

 

Читать дальше              Вернуться в начало              PDF версия

 


[1] Заметим, что и многие члены семьи Романовых ещё до падения монархии считали, что это требование надо отменить, но на тот момент отнюдь не доходили до того, чтобы предложить сохранение прав на престолонаследие за потомством от таких браков. В 1911 г. указ Николая II сохранил прежний запрет только для Вел. Кн. и Вел. Кнж., то есть шла речь о фактическом разрешении на такие браки для Кн. и Кнж. крови имп., но династический статус их потомства от морганатического брака изменён не был.

[2] Про женатого на разведённой и на неправославной г-н Назаров не совсем прав: как говорилось выше, к иностранцам приходится применять ровно те же критерии, что к иным кандидатам до перехода по женской линии. Но сам этот вопрос г-на Назарова более чем уместен.

[3] Если автор не ошибается, супруга кн. Николая Романовича Романова приняла православие до брака (ибо известно, что венчание состоялось в православной церкви в Каннах). Это подтверждают и некоторые источники в интернете, но не полностью заслуживающие доверия. Если вдруг это не так, то уже в 1978 г. право на престолонаследие перешло бы к брату кн. Николая Романовича Романова, кн. Димитрию Романовичу Романову (но при условии, что его первая жена приняла православие до брака; автору не удалось найти информацию об этом), а затем к следующим лицам по списку. Если же и кн. Димитрий Романович Романов в реальности женился а первый раз не на православной, тогда в 1978 г. право на престолонаследие перешло бы от кн. Николая Романовича Романова не к его брату, а к Кн. крови имп. Андрею Александровичу до его смерти в 1981 (но при условии, что второй брак его был с православной; кажется, нет; иначе право на престолонаследие сразу перешло к его внуку, который идёт дальше), затем к кн. Алексею Андреевичу Романову до его брака в 1987 г. (видимо, на неправославной), затем к кн. Михаилу Михайловичу Романову до его смерти в 2001 г., затем к кн. Никите Никитичу Романову до его смерти в 2007 г., затем к его сыну кн. Фёдору Никитичу Романову до его смерти в 2007 г. (несколько месяцев после отца), затем, учитывая пресечение всех приемлемых агнатов, по женской линии к наиболее близкой родственнице кн. Фёдора Никитича Романова – Пенелопе Аллен, в замужестве кнг. Голицыной (р. 1953), дочери кнж. Надежды Дмитриевны Романовой; затем к её детям, кн. Михаилу-Георгию Эммануиловичу Голицыну (р. 1993) и кнж. Виктории Эммануиловне Голицыной, замужем Хансон (р. 1985) и затем к её сыну, Александру Боуи Хансон-Голицыну (р. 2016).

[4] При условии, что обе супруги (а не только вторая) кн. Димитрия Романовича приняли православие до брака. В противном случае право на престолонаследие перешло уже в 2014 к кнж. Наталье Николаевне Романовой.

Комментарии
© 2011-2021 Лео Головин / Léo Golovine — Все права защищены / Tous droits réservés / All rights reserved