Дворянство Российской империи
Головиным и Мясоедовым, а также Грязновым, Карачаровым, Кареевым, кн. Мещерским, кн. Рюриковичам, Сипягиным, Струйским, Сушковым, Тютчевым, Яминским и многим другим благородным предкам моим посвящается.

II. Члены императорской фамилии после 1917 г.

Некоторые члены дома Романовых эмигрировали, а те, кто остались в России, были все убиты. Вышеописанный казус Вел. Кн. Кирилла Владимировича породил такую ситуацию, что уже на момент гибели Николая II и его детей, общепризнанного и бесспорного наследника престола не оказалось. Вел. Кн. Кирилл Владимирович наследовать по Основным законам не мог[1] (см. ниже); его братья, Вел. Кн. Борис и Андрей Владимировичи признали права своего старшего брата (вопреки и воле Николая II, и Основным законам); следующий по порядку престолонаследия агнат, Вел. Кн. Дмитрий Павлович, также признал права своего двоюродного брата Вел. Кн. Кирилла Владимировича, женился на американке, никогда на престол не претендовал[2] и в принципе устранился от этих дискуссий.

Условия престолонаследия Павла I, как теперь понятно, оказались чересчур строгими, потому что после 1917 г. выжившим членам династии оказалось почти невозможным их исполнить, особенно в том, что касалось равнородных браков (все их браки были морганатическими[3]!).

На март 1917 г., в момент «отречения» Николая II, существовало 16 Вел. Князей и 13 Князей крови имп., ещё один Кн. крови имп. родился уже после свержения династии, итого – 30 агнатов. Последним родившимся Вел. Князем был цесаревич Алексей Николаевич (1904-1918), а последним Князем крови имп. – Владимир Кириллович (который хотя и родился после марта 1917 г. и потому не был объявлен Князем крови имп., однако, являлся им в силу Именного указа императора Александра III от 24 января 1885 г., который формально ещё действовал). Последний Вел. Кн. (Андрей Владимирович) скончался в 1956 г., последний Кн. крови имп. (Владимир Кириллович) – в 1992 г. Последним же представителем вообще императорского дома была Кнж. крови имп. Екатерина Иоанновна (1915-2007), и после её кончины больше не существовало представителей рода, родившихся до свержения монархии и бывших Великими Князьями/Княжнами или Князьями/Княжнами крови имп.

Как следствие, строго говоря, все живущие сегодня члены династии суть «простые» князья/княгини/княжны[4], которых, однако, можно при желании из вежливости считать и называть Князьями/Княгинями/Княжнами крови имп.

Последним жившим лицом мужского пола, рождённым в законном, разрешённом и равнородном браке, был Кн. крови имп. Василий Александрович (1907-1989). После него остались лишь агнаты от неравнородных или неразрешённых браков. Таким образом, при строгом применении правил Павла I в 1989 г. закончил бы своё правление последний потомок Павла I по мужским линиям, и следующего монарха предстояло бы искать среди потомков по женским линиям (см. ниже).

 

Читать дальше              Вернуться в начало              PDF версия

 


[1] Хотя далеко не все это знали или понимали. Многие из противников Вел. Кн. Кирилла Владимировича исходили вообще не из юридических, а преимущественно политических аргументов, порицая его поведение в марте 1917 г.

[2] В частности, понимая, что его потомство – от морганатического брака – всё равно унаследовать престол не сможет, а также, вероятно, осознавая невозможность для общеизвестного убийцы Распутина занять императорский престол, требующий определённой моральной безупречности.

[3] Прежде всего потому, что браки с членами свергнутой династии стали непривлекательными для европейских принцесс; но также и потому, что сами члены дома больше не считали себя связанными нормами права исчезнувшей империи.

[4] С этим не согласен г-н Алексеев, который отказывает вообще всему потомству морганатических браков в каких‑либо титулах, см. нпрм., по поводу потомков Вел. Кн. Николая Николаевича-Старшего: Алексеев 2012: 191. Но хотелось бы отметить, что до 1917 г. если внебрачному потомству членов императорской семьи обычно давалось просто дворянство (нпрм., так возникли дворяне Николаевы, как раз дети Вел. Кн. Николая Николаевича‑Старшего и балерины Е.Г. Числовой, дворяне Волынские – дети Вел. Кн. Николая Константиновича и т.д.), то потомству разрешённых морганатических браков давался княжеский или графский титул (так возникли светл. кн. Юрьевские, гр. Белёвские), а иногда и потомству изначально неразрешённых, но признанных позже (кн. Палей, гр. Брасов). Таким образом, трудно не признавать права на княжеский титул для детей от морганатических браков Вел. Князей и Князей крови имп., когда идёт речь о законном (пусть и неравнородном) браке – до 1917 г. какой-то титул у них был бы.

Комментарии
© 2011-2021 Лео Головин / Léo Golovine — Все права защищены / Tous droits réservés / All rights reserved